День журналиста
08.09.2021

День журналиста

Однажды я написала сочинение. Очень давно. А затем еще одно, и еще. Все они были выбраны нашим учителем русского языка, как самое лучшее в классе (несмотря на единицу по орфографии!) и зачитаны публично. Как выяснилось у меня был талант.

Немного позже к нам в класс неожиданно зашла молодая девушка и пригласила в новый кружок журналистики. Почему бы и нет – подумала я. Хотя, если честно, основной мотивацией, на которую я купилась это «вы научитесь общаться с другими людьми». Уже тогда все почему-то твердили, что у меня скверный характер.

Отходив на несколько лекций в школе журналистики, я решила таки попробовать все это на практике и отправилась к организатору местного рок-фестиваля за аккредитацией. Тогда я даже не знала такого слова. Поражаюсь своей наглости и бесстрашию.

Так я оказалась на своем первом репортаже. Конечно же меня набухали. Было весело. После, глубокой ночью я несколько часов напряженно работала, чтобы к утру понять: первая статья – готова.

Гордо поместив свой рукописный шедевр в файлик, я по-прежнему наивно и с настроением «была не была» приперлась в местную газету и ввалилась в первый же попавшийся кабинет с заветной табличкой то ли редактор, то журналист (такая заветная, что забыла хахаха). Интеллигентная женщина, не юная, но и вовсе не совковая, прочитала мое творение и, вероятно, поразившаяся моей настырности (другого объяснения не могу найти), отправила ее и меня на доработку. Мол, добавь эмоций личных – это же репортаж! И действительно. Я же все это учила. Вот стыдоба!

Вторая версия была принята на ура. Но не организаторами феста, ведь правда не всегда идет на пользу имиджу... Недавно я, нашедшая свою первую статейку в домашнем архиве, поразилась, насколько мой слог был не затертым этой всей толерантностью, политкорректностью и «это неудобно писать – они разозлятся». Я вам клянусь – я прослезилась над собственной писаниной!

Дальше было больше. Новые репортажи, артикулы и даже интервью. Потом радио. Потом телевидение. Новостное агентство и газета. Затем рассказы. И наконец книга. Моя любимая и пока что единственная. Автомобильная. Энциклопедия. Поверить не могу, что я могла создать такое грандиозное творение. Конечно, без помощи моей подруги не обошлось – ведь придерживаться сроков и вложиться в дедлайн – не моя сильная сторона. Да и книга вышла под псевдонимом, потому что «авторы-женщины не воспринимаются мужчинами, когда речь идет о машинах». И контракт был без авторских отчислений. Короче, один сплошной тест на устойчивость моего эго. Зато писать ее было безумно интересно!

Не стыдно упомянуть, что фотографии к ней – тоже моих рук дело. Шастала по всему городу и фоткала машины всевозможных моделей. Было много случаев, когда владельцы авто хотели мне накостылять, опасаясь, что я готовлюсь к угону их транспортного средства на заказ (как практиковали в 90-е). Правда, был один автовладелец, во дворах улицы Козлова, на лице которого сияла гордость, когда я очумело снимала его машину-красотку со всех ракурсов. Также другой милый мужчина, где-то в Серебрянке, даже переставил свой автомобиль на площадку пообширней, чтобы картинка вышла идеальной. А еще походу дела выяснилось, что посольские автомобили фотографировать ни в коем случае нельзя. Так меня чуть американцы не пристрелили. Вот была бы потеха!

Потом я окончила университет и надо было переходить на полное себя содержание. У мамы с папой уже не попросишь денег на съемную хату. Так выяснилось, что во взрослой жизни, тем более в Беларуси, на писанине много не заработаешь. Особенно на журналистике, которая контрастно делится на два лагеря: оппозиция и лукашенство. Первые могут жить на гранты, но гонимы со всех сторон и постоянно преследуются властями, что грозит вечными 15 сутками и бесконечными штрафами (в мирное время, сейчас конечно – совсем другая история). Вторым вход всюду открыт практически с оркестром и красной дорожкой, но писать ты ничего не можешь. Практически тебе дают готовый материал, который ты можешь «немного скорректировать в своей стилистике». Цензура мать ее. Поработав с обеих сторон баррикад, я почувствовала свой первый писательский кризис. И в результате выбрала другую профессию в качестве основной и кормящей.

Сейчас я пишу только онлайн и в стол. Большая часть, конечно, попадает в стол, точнее на, на рабочий стол. Когда место на мониторе заканчивается, то все эти опенофис файлы нежно отправляются в папочку «need_to_publish», видимость которой далека от первого уровня. Публикация онлайн не менее геморройна, чем оффлайн. Все эти SEO и ключевые слова сводят меня с ума, поэтому я просто откладываю «нормальное оформление», а вместе с ним и публикацию на завтра. Завтра это все еще не наступило...

К чему это я все? День журналиста – 8 сентября – я все равно продолжаю праздновать. Меня уже никто не поздравляет. Давно. Но и черт с ним. Ведь талант развивается не от внешних подбадриваний, а от внутреннего огня. Главное, чтобы не остаться мне писателем одной книги. Вот это было бы действительно обидно. А так, конечно, с праздником меня!

The article is available in Russian.
The article is available in Russian.
Последнее изменение: 08.09.2021